Как снимается кино, или кое-что о кетчупе вместо крови

Как снимается кино, или кое-что о кетчупе вместо крови

Все мы любим кино, и при этом знаем: всё, что нам показывают – обман, инсценировка. На экране страдает не Гамлет, а актер Иннокентий Смоктуновский, а Терминатор – никакой не робот-киборг, а могучий красавец Арнольд Шварценеггер, американец австрийского происхождения. Не говоря уже о таких общеизвестных мелочах, как кетчуп вместо крови (ну, не живых же актёров резать!) или лимонад в бокалах вместо шампанского (у лимонада пузырьки крупнее).

И даже когда замечаем, что у людей и лошадей во время Ледового побоища в фильме «Александр Невский» изо рта не идет пар, поскольку сцена битвы на льду снималась летом, в жару, а вместо снега насыпали муку и наложили вату – мы не возмущаемся обманом, ведь это великий фильм великого Эйзенштейна! Но такое происходит не часто – кинообманом занимаются профессионалы, заметить их подтасовки на экране сложно, зачастую просто невозможно.

А мы-то думали!…

Сцена в бильярдной из фильма «Место встречи изменить нельзя», в которой Глеб Жеглов с блеском обыгрывает жулика и рецидивиста Копченого – одна из всенародно любимых. Бильярдные шары от удара Жеглова-Высоцкого катятся в лузы, как по заказу, даже сидя у телевизора или монитора компьютера, после каждого удара хочется аплодировать. А ведь на самом деле их на съемках забивал шары не Жеглов, а… Копченый! Вернее, исполнитель этой роли актёр Леонид Куравлёв, прекрасный бильярдист. Согласитесь, как-то даже обидно за Жеглова!

А вот очень смешная сцена из «Полосатого рейса». Лев сожрал «лошадиную» дозу снотворного и уснул в каюте укротителя. Моряки с опаской приближаются к нему и осторожно, переговариваясь шепотом, чтобы не разбудить, выносят огромного зверюгу на палубу. А ведь фактически перешептываться не было никакой необходимости. Лев во время съемок этой сцены был мертвым. Сцену снять никак не удавалось, сроки срывались, и было принято решение льва, старого и больного, деликатно выражаясь, усыпить. Вот так иногда снимаются комедии…

Бывают, правда, на съемках случаи, когда и правда выглядит как обман, но это просто «ситуации наоборот», ничуть не ставящие под сомнение репутацию кинематографа как великого обманщика. В «Белом солнце пустыни» в сцене схватки на баркасе у Верещагина на лице – кровавая рана. Ну, понятно же – грим! Нет, грим не понадобился: накануне актер Павел Луспекаев подрался в пивной.… А отрезанная лошадиная голова, которую в «Крестном отце» мафиози для устрашения несговорчивого подбрасывают ему в постель? Мы, зрители, уверены, что это – имитация, муляж! Ничего подобного – голова настоящая, была куплена у компании, производящей собачий корм.

«Ах, обмануть меня не трудно!…»

Я сам обманываться рад!» – писал когда-то Пушкин. В нашем случае эти строки точно определяют отношение зрителей к кинообманам. Да, многие зрители из Санкт-Петербурга (тогда – Ленинграда) могли опознать в «Приключениях Шерлока Холмса» знакомые очертания Коттеджа в Петергофе, Дома цветов, Витебского вокзала, но зачем? Фильм прекрасный, и нам показывают, конечно, Лондон начала прошлого века.

Под влияние талантливых кинообманщиков попадают порой очень серьезные люди. Например, специалисты по космической технике. Все, наверное, видели документальные кадры запусков космических ракет. «Четыре, три, два, один – старт!» – это называется обратный отсчет. Он впервые «прозвучал» в немецком фильме (немом!) «Женщина на луне» в 1929 году. Никаких космических ракет тогда ещё не запускали, но ведь это было снято и показано в кино! А значит – чистая правда!

Аналогичное: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.